АКЦИЯ: машиноместа в подземном паркинге: Теплый Стан, улица Академика Виноградова, дом 1

Теплый Стан: реклама на портале
Теплый Стан
Статьи. Очерки. Зарисовки

О Теплом стане замолвите слово
Теплый Стан. Первые владельцы

Первые владельцы

По соседству с Узким располагались две деревни, носившие одинаковые названия - Нижние Теплые Станы и Верхние Теплые Станы. История этих мест прослеживается с начала XVII столетия и самым тесным образом связана с историей села Троицкого (ныне - поселок Мосрентген), располагавшегося за пределами современной кольцевой автодороги.

Первое упоминание о нем относится к 1627 году, когда в Сосенском стане находилась деревня, "что была пустошь Говорово, Суково, а Жуково тож, на Неракине овраге"; это было поместье Филиппа Григорьевича Башмакова. В деревне стоял лишь двор помещика. Имение Башмакова граничило с землями села Узкого. На рубеже узковских и троицких земель располагались две пустоши: Беляево и Возцы, из которых впоследствии образовались деревни Нижний и Верхний Теплые Станы.

В 1648 году это поместье достается Михаилу Зыбину, причем Говорово вновь упомянуто в качестве пустоши. Переписная книга 1678 года застает Жуково, "Говорово тож", уже деревней с одним двором, где жили два бобыля, по-прежнему во владении Михаила Зыбина. Летом этого же года деревня отписывается в поместье думному дво­рянину Василию Дашкову.

Василий Яковлевич Дашков вел свое происхождение от выехавшего из Большой Орды к Василию III в начале XVI столетия "мужа честна" по имени Дашек. В документах он упоминается с середины XVII века - служил стольником, судьей Московского и Владимирско­го Судных приказов. В 1664 году он ездил в Англию, затем воеводствовал в разных городах, позже служил при дворе.

Через три года после приобретения Дашковым Говорово бы­ло "справлено" за его сыном, а в 1684 году оно преобразуется из поместья в вотчину. Тогда же его приобретает владелец соседнего Серина (позднейшего Сергиевского-Конькова) окольничий Семен Федорович Толочанов. Но он недолго владел своей покупкой - сельцо приглянулось любимцу царевны Софьи - Федору Шакловитому. В это время он находился в зените своей карьеры, возражать ему было бесполезно, и Толочанов счел за благо продать ему Говорово в июле 1678 года.

Фёдор Шакловитый

Федор Леонтьевич Шакловитый был одним из любопытнейших деятелей "бунташного" XVII столетия. О его ранней молодости мы ничего не знаем: по мнению одних, он родился где-то под Курском, по мнению других - под Брянском. Служить он начал с самой низшей должности площадного подьячего, составлявшего за мизерную плату всем желающим челобит­ные и прошения. Казалось, ему было суждено навечно затеряться в толпе лиц, осаждавших московские приказы. Тем удивительнее был стремительный взлет его карьеры. В 1673 году он был взят в подьячие Тайного приказа, а уже в сентябре 1682 года мы видим Шакло­витого думным дьяком. В декабре того же года царевна Софья назначает его начальником Стрелецкого приказа. На этом посту ему удалось приструнить недовольных стрельцов и подчинить их власти царевны. Софья, видя такую преданность, сделала Федора Шакловитого одним из первых лиц в государстве.

Московские бояре смотрели на Шакловитого, как на выскочку. Тот платил им презрением. Понимая, что в случае прихода к власти малолетнего еще тогда Петра I с ним не будут церемониться, он сде­лался вернейшим сторонником Софьи. Царевну постоянно терзала мысль о приближающемся совершеннолетии ее сводного брата Петра. Шакловитый заранее продумывал способы предотвратить надвигающуюся грозу и пришел к единствен­ному решению: лучшим выходом было бы венчание правительницы на царство. С этой целью он решается подговорить стрельцов убить Петра I и его мать.

Но случай не дал осуществиться этим намерениям. В ночь на 8 августа 1689 года из Москвы к Петру в Преображенское прискакали несколько взволнованных стрельцов, сообщивших о злодейских планах. Последовало известное бегство Петра в Троице-Сергиев монастырь, куда к нему начали стекаться москвичи и все не­довольные правлением Софьи. Там же началось и следствие по поводу заговора. 1 сентября Петр прислал Софье требование выдать Шакловитого как главного зачинщика. Царевна колебалась, надеясь на вер­ных ей стрельцов. Но Москва постепенно пустела - массы людей ухо­дили в Троице-Сергиев монастырь, а через пять дней к ней явились и сами стрельцы, требовавшие выдать Шакловитого. Делать было не­чего, и 7 сентября Шакловитого доставили к Петру. На следствии он сначала все отрицал, но под пытками вынужден был повиниться. Состоялся суд, и 12 сентября его казнили на плахе на площади у Троицкого монастыря.

Ивановы

Все владения Шакловитого были конфискованы, и уже в марте 1690 года Говорове жалу­ется думному дьяку Автамону Ивановичу Иванову. В жалованной грамоте "на вотчину вора, изменника и крестопреступника Федьки Шакловитого" специально подчеркивалась роль Автамона Иванова в том, что он "Федьки Шакловитого с товарищами тот их злохит­ростный воровской умысел разорил".

Автамон Иванович Иванов был довольно заметным деятелем пет­ровского времени. На протяжении двадцати с лишним лет он возглавлял Поместный приказ, ведал также Пушкарским и Иноземным приказами. По свидетельству современников, на этой службе ему удалось скопить весьма значительные богатства, и под конец жизни он владел огромным состоянием и 16 тысячами крепостных.

Получив Говорово, Автамон Иванов сооружает в деревне Троицкую церковь (по которой она стала именоваться селом Троицким), а на пустоши Беляевской, лежавшей по обеим сторонам Большой Калужской дороги, поселяет крестьян и ставит дворы для постоя проезжих людей. Так возникает деревня, получившая вскоре название Теплый Стан. Примерно тогда же владелец соседнего села Узкого Тихон Никитич Стрешнев, обустраивая свою усадьбу, выселяет своих крестьян ближе к Калужской дороге, и на бывшей пустоши Возцы возникает по соседству другая деревня, именуемая Нижним Теплым Станом.

"Салтычиха"

После Автамона Иванова Троицкое с Теплым Станом дос­тается его сыну Николаю, слу­жившему секундант-лейтенантом на флоте. После него остались три дочери - Аграфена, вышедшая замуж за действительного статского советника Ивана Никифоровича Тютчева, Марфа, жена полковника Измайлова, и самая младшая, Дарья, вышедшая за ротмистра лейб-гвардии Конного полка Глеба Алексеевича Салтыкова. В 1747 году между сестрами был произведен раздел имений, и Троицкое с деревней Верхний Теплый Стан (названной в отличие от Нижнего Теплого Стана, тянувшего к Узкому) досталось младшей из сестер. С этого времени начинается самая страшная страница в истории этих земель.

Дарья Николаевна Салтыкова родилась в марте 1730 года. До­вольно рано она вышла замуж и родила двух сыновей - Федора и Николая. Благодаря своему мужу и бракам старших сестер Салтыкова принадлежала к лучшему обществу середины XVIII столетия, но в историю она вошла под именем "Салтычихи" из-за бесчеловечных из­девательств над своими крепостными.

Вскоре после смерти ее мужа, с 1756 года, сначала исподволь, а затем открыто начали распространяться упорные слухи о ее жестокости. На протяжении шести лет ее крестьяне по крайней мере 21 раз (!) подавали жалобы на невыносимые издевательства, творимые ею. Но каждый раз, благодаря связям Салтыковой и щедрым подач­кам кому следовало, дела закрывались, а сами жалобщики выдава­лись помещице. Наконец, в 1762 году двум ее крестьянам - Савелию Мартынову и Ермолаю Ильину (у последнего "Салтычиха" убила по­следовательно трех жен!) - удалось подать челобитную Екатерине П. Были попытки снова положить дело под сукно, но императрица, увлекавшаяся в то время разговорами о справедливости и перепиской с французскими просветителями, не позволила закрыть дело. После первоначального опроса свидетелей в октябре 1762 года Сенат пору­чил Юстиц-коллегии "наикрепчайше исследовать" это дело.

Началось следствие, и выявились ужасающие подробности. Спустя год, в ноябре 1763-го, в Сенат было доложено, что по произведенному следствию Дарья Николаевна оказалась в "смертоубийствах весьма подозрительною". Но сама Салтыкова все обвинения категорически отрицала, и по тогдашним законам ее надлежало пытать для выяснения исти­ны. Ее арестовали, но поскольку речь шла о дворянке, императрица велела объявить Салтыковой, что если та не раскается, то будет подвергнута пытке. Предполагалось приставить к ней священника, по­влиять на нее присутствием на пытке других лиц. Но ни одна из этих мер не подействовала: Салтыкова упорно отрицала свою вину в каких-либо жестокостях по отношению к крепостным, а всех без вести пропавших из их числа объявляла сбежавшими.

Однако следствие, проведенное в Троицком и Теплом Стане, определило обратное. По показаниям свыше 200 свидетелей было твердо установлено, что ею было убито, по крайней мере, 38 человек. Еще 26 смертей также должны были быть приписаны ей, но следственная комиссия не мог­ла найти достаточных улик, чтобы прямо обвинить в них подсуди­мую. Всех поразило то, что жертвы были не просто убиты в порыве злобы, а медленно и жестоко замучены. Предлогом для преступления обычно являлась ничтожнейшая причина - дурное, по мнению поме­щицы, мытье пола или посуды, измятое платье... Из 74 человек, по­гибших от рук Салтычихи, только трое было мужчин, остальные - женщины или девочки. После повального обыска в имении велено было пересмотреть все дела, поднимавшиеся ранее крепостными про­тив помещицы.

Окончательный приговор был объявлен в октябре 1768 года. Виновную было приказано лишить дворянства, впредь запрещалось называть ее как по фамилии мужа, так и по фамилии отца, а именовать как Дарью Николаеву, возвести ее на эшафот, повесить на шею доску с надписью "мучительница и душегубица", и после того, как она простоит с ней час, поместить ее навечно в темную землянку в одном из женских монастырей. Спустя две недели приговор был при­веден в исполнение. Салтычиха была заточена в Ивановском монастыре. Там она пробыла свыше тридцати лет и умерла уже в но­вом столетии - в ноябре 1801 года, мучаясь в бешеных припадках безумия.

По данным конца 1760-х годов, Троицкое, представлявшее собой небольшую усадьбу (один двор и шестеро крепостных), и деревня Теплый Стан (18 дворов с 54 душами мужского пола и 43 - женского) принадлежали малолет­ним детям Салтычихи - Николаю и Федору Глебовичам Салтыковым. Соседняя деревня Нижний Теплый Стан (14 дворов с 24 душами мужского пола и 28 - женского) значилась владением князя Бориса Васильевича Голицына.

Опекунами Салтыковых были Борис Салтыков и их дядя Иван Никифорович Тютчев. Для уплаты долгов Салтыковых Сенатом было дозволено продать их имения, и Троицкое в 1777 году достается Тютчеву - отцу знаменитого поэта Федора Ивановича Тютчева, который в юности проводил здесь лето и писал свои первые стихи. 



Источник: www.ecology-mef.narod.ru

 

Опубликовано: 27.02.2010    Прочитано: 886    Комментариев: 0  Добавить! 


Комментарии
Введите ваше имя: 


Введите текст комментария:









           

Copyright: Antah (C), 2006-2017

Теплый Стан. Обратная связь